Zомбилэнд: Контрольный выстрел – обзор фильма

Поделись с друзьями:

В далеком 2009 году вышел комедийный хоррор «Добро пожаловать в Зомбилэнд», который неожиданно для всех стал настоящим хитом и считается одним из лучших фильмов о зомби-апокалипсисе. Продолжения всем нам пришлось ждать долгих 10 лет. И вот наконец сиквел под названием «Контрольный выстрел» вышел на экраны.

Еще совсем молодой 34-летний (на момент выхода первой части) режиссер Рубен Фляйшер сумел вдохнуть новую жизнь в жанр о живых мертвецах, умело совместим хоррор и черную комедию. При этом он сделал это без применения излюбленного в Голливуде приема переосмысления, а просто добавил в фильм необычных персонажей и очень крутые вставки, расставленные по ходу фильма. Как то правила поведения в Зомбиленде или титры с замедленной съемкой. Между первой и второй частью самыми интересными фильмами, на мой взгляд, являются «Охотники на гангстеров» и «Веном».

Начинается фильм весело, как и в первой части, наполняя его уместным пафосом и визуальными эффектами под бодрые треки Металлики. Но затем Фляйшер резко возвращает нас к истокам и включает старый аттракцион, который мало чем отличается от предыдущего — как в сюжетном плане, так и атмосферой в целом. Складывается ощущение, что зритель попал на ту же самую первую часть просто c небольшими доработками. Но это даже не минус, а скорее не плюс.

Зрителей порадует, что весь старый актерский состав Коламбус  (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) без исключений вернулся к своим ролям. Нельзя сказать, что все отыгрывают на 100%, но их персонажи всё так же харизматичны и по-доброму недалекие. Их бывалую компанию во второй части разбавляет типичная блондинка в исполнении Зои Дойч, которая радует нуших героев и зрителей с незатейливыми умственными способностями. Этот персонаж является одним из нескольких приятных нововведений сиквела, но жаль, что ее раскрытие очень поверхностно. В фильме есть и другие новые персонажи в исполнении голливудских звезд, но они скорее служат основой для очередной шутки (как в случае с Биллом Мюреем), нежели полноценными героями.

Уже полюбившиейся зрителям зомби-юмор полностью сохранился. Основные юмористические фишки (такие как «убийство зомби недели») остались, некоторые отсылки заставляют так же улыбаться. Уже ради юмора стоит пойти в кинотеатр.

Итоги: “Zомбилэнд: Контрольный выстрел” мало чем отличается от первой части, но он наверняка понравится фанатам первой части, зомби-хорроров и черных комедий. Рекомендуется к просмотру.

7 из 10


Трейлер “Zомбилэнд: Контрольный выстрел”:

 


Инетерсные факты о фильме:

  • Никто не мог предположить, насколько популярным станет первый фильм до его выхода в прокат. Картина заявила о новом жанре «зомедия» – гармоничном сочетании ужастика и комедии на фоне извечной борьбы кровожадных зомби и до невозможности крутых выживших, оказавшихся в населённом живыми мертвецами мире. Учитывая профессионализм режиссёра Рубена Фляйшера, остроумие сценаристов Ретта Риза и Пола Верника и бесконечный талант актёров Вуди Харрельсона, Джесси Айзенберга, Эммы Стоун и Эбигейл Бреслин, фильм добился не только признания критиков, но и кассового успеха, собрав в мировом прокате более $100 млн.
  • Столь полюбившаяся зрителям культовая картина просто требовала франшизы. Так почему терпение фанатов нужно было испытывать долгие десять лет? «Сложность состояла в том, что сценарий должен был быть достоин сиквела», – объясняет Фляйшер. За минувшее десятилетие режиссёр снял много громких проектов, включая фильмы “Веном” и “Охотники на гангстеров”. Однако Фляйшер не собирался приступать к работе над сиквелом картины, не заручившись согласием всех актёров, сыгравших ключевые роли в оригинальном фильме. Первый фильм был его режиссёрским дебютом, и создать ещё одну молнию в бутылке было равносильно тому, чтобы, ну, скажем, оживить мертвеца. «Отношения персонажей стали залогом любви к первому фильму, – убеждён режиссёр. – Мы не могли бы начать работу над сиквелом, если не были бы уверены в том, что он будет, по крайней мере, не хуже оригинала».
  • За прошедшие десять лет Риз и Верник работали над многими проектами, включая фильмы популярной франшизы “Дэдпул”, а актёры и съёмочная группа картины терпеливо ждали, когда сценаристы совершат новое чудо. «За 10 лет было, наверное, 10 разных вариантов сценария, но ни один не был достоин сиквела, – говорит Айзенберг. – Наконец, сценарий получился просто замечательным, даже сам по себе, без привязки к оригинальной картине». «Мы пытались проигнорировать успех жанра, поскольку в 2009 году мы фактически придумали новый жанр, – говорит Риз. – Поэтому в работе над сиквелом мы в первую очередь стремились придумать что-то оригинальное. Главная трудность состояла в том, чтобы придумать достойную отговорку для фанатов, которые десять лет терпеливо ждали продолжения». «Это сочетание комедии, боевика, драмы и мелодрамы, – продолжает мысль коллеги Верник. – Тональность картины должна быть выверена, как хореография элегантного танца, особенно тональность сиквела. Это нашло своё отражение и в поведении некоторых зомби, и в сценах в Белом Доме. Жанр фильмов о зомби развивается, так что мы пытались сделать что-то интересное для современного поколения зрителей». «Они сделали нечто уникальное, и, кажется, именно поэтому мы все захотели вернуться на съёмочную площадку», – говорит Стоун. Харрельсон, который, по словам Фляйшера, больше других хвалил сценарий нового фильма, соглашается с актрисой: «Это был хоумран. Они феноменальные сценаристы, и им удалось подобрать ключик к уникальному фильму».
  • Как и в работе над первым фильмом, сценарий стал отправной точкой. Фляйшер известен своей открытой натурой. Он создаёт располагающую к творчеству атмосферу, жонглируя замечательными историями, уморительными шутками и талантливыми, не признающими условностей актёрами. Разумеется, взаимопонимание между актёрами и исключительное чувство юмора режиссёра стали залогом создания эффективной команды по выживанию в период глобального зомби-апокалипсиса.
  • Для Харрельсона возвращение в Zомбилэнд означало новый виток безудержного веселья. «Люди всегда меня спрашивают: «Съёмки какого фильма были для вас самыми весёлыми?» – говорит Харрельсон, – и я думалю, что фильм входит в первую тройку в моём персональном списке. Рубен, наш бесстрашный лидер и удивительный режиссёр, всегда открыт для любых рациональных предложений. Да и актёрский состав подобрался исключительный. В такой компании просто невозможно грустить. Даже если приходишь на площадку с дурным настроением, через несколько минут тебе становится весело, потому что все вокруг смеются, и всё круто. Это всё равно, что работать в парке аттракционов».
  • Если первый фильм был эдаким роуд-муви и рассказывал о том, как четверо выживших объединились в своеобразную семью, пытаясь выжить в населённом зомби мире, то в сиквеле речь пошла о том, как эту семью сохранить. Как и в первом фильме, сценаристы описали мир, в котором грань между ужасным и ужасно смешным иллюзорна. «Мы хотели укрепить идею, что постапокалипсис может быть не только страшным, но и удивительным местом, – объясняет Верник. – Вы только подумайте – можно сесть за руль любой машины, которая приглянулась, можете жить, где душе угодно и можно даже безнаказанно убивать, выплёскивая накопившийся гнев. Всё, что вашей душе угодно».
  • Разумеется, в работе над сиквелом помогло то, что актёры сдружились и за пределами съёмочной площадки, сформировав своеобразную семью, и поддерживали связь все эти годы. «У нас сформировались замечательные отношения, – утверждает Айзенберг. – Не часто удача улыбается настолько, что работаешь в коллективе с приятными, нормальными людьми с хорошим чувством юмора. Наши герои могли любую ситуацию сделать интересной и увлекательной, потому что с любыми нашими диалогами можно было работать». «Мы все поддерживали связь друг с другом, так что сиквел не стал для нас таким уж «воссоединением», – вторит коллеге Стоун. – Мы все общались между собой, включая Рубена. Было такое чувство, что мы устроили очередную вечеринку и оттягиваемся с хорошими друзьями. Было очень приятно встретиться снова». Именно Стоун предложила сделать юбилей традицией. «Эмма сказала: «Я думаю, нужно снимать фильмы о Zомбилэнде каждые десять лет. Всем понятно, что Вуди нас всех переживёт, так что просто будем собираться раз в десять лет и сниматься в очередном фильме, пока один из нас не склеит ласты», – улыбается Фляйшер. – Трудно было отказаться от такого заманчивого предложения».
  • Правила Коламбуса стали своеобразным ноу-хау оригинального фильма. Коламбус выписывал ключевые правила выживания во время зомби-апокалипсиса, которые появлялись на экране в соответствующие моменты фильма. Самое важное правило? МОЧИ НАВЕРНЯКА или КОНТРОЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ. Необходимо выстрелить в зомби дважды, чтобы убедиться в том, что он не воскреснет вновь. К несчастью для героев, зомби эволюционировали. Появились так называемые Т-800 – своеобразные неудержимые терминаторы, которых не так-то просто убить. Коламбусу, который ухитрился выжить только благодаря соблюдению своих Правил, перемены даются с трудом. Изменились не только зомби, но и отношения в его новой семье, а это выбивает Коламбуса из зоны куда больше, чем апокалипсис. «В сиквеле мой герой стал более уверен в себе, но это напускная самоуверенность, – говорит Айзенберг. – Коламбус знаком с героем Вуди уже более 10 лет, но Таллахасси так и не считает его достойным спутником». «Коламбус ухитрился пережить апокалипсис, полагаясь не на удачу и на грубую силу, а на логическое мышление, – продолжает актёр. – То есть, что бы делал среднестатистический человек, окажись он в таком мире? Если это умный и скромный юноша с расшатанной нервной системой, он бы попытался выжить, мысля логически. Несмотря на обсессивно-компульсивное расстройство личности, он сумел выжить благодаря щепетильному вниманию к мелочам и тщательному планированию. Залогом его выживания стал составленный им самим свод правил. Он не похож на того, кто мог бы уцелеть, если бы Землю захватили зомби. Но, узнав его получше, ловишь себя на мысли: «А что, возможно именно такой и уцелеет». «Коламбус стал связующим звеном семейного квартета, потому что он отчаянно нуждался в семье, и доказал своим товарищам по несчастью, что семья крайне важна, – считает Стоун. – Благодаря семейным отношениям наши герои раскрывают свои характеры и появляется забавная динамика. В конце концов, очень забавно наблюдать за нашими персонажами, и не важно, выживают ли они в противостоянии армии зомби или просто весело проводят время в спокойной обстановке. Они интересны всегда».
  • Таллахасси, напротив, непривычно оказаться частью семьи, особенно учитывая его характер. Большую часть времени он проводит в президентском гараже, наслаждаясь впечатляющим автопарком. Он выбрал себе новый транспорт, который окрестил «Зверем», – усовершенствованный президентский лимузин. Он заменил Литл-Рок отца и, кажется, свыкся с этой ролью. Разумеется, его злит её желание расправить крылышки и выпорхнуть из семейного гнезда. «Поначалу Таллахасси кажется, что они с Литл-Рок нашли общий язык на тему Элвиса, и она, возможно, отправилась в Грейсленд , – говорит Харрельсон. – Наши герои не были уверены в том, что Литл-Рок будет в безопасности в Грейсленде, поэтому просто решили в этом убедиться». Вообще, Таллахасси не испытывает недостатка в причинах для злости. Его бесит само осознание того, какой уютной стала его жизнь несмотря на то, что он никогда не хотел жить именно так. «Вуди гениален, – убеждён Айзенберг. – Я никогда не видел, чтобы актёр настолько вживался в образ, что любая импровизация смотрелась бы гармонично. Вуди научил меня многим секретам импровизации в комедии. По его словам, ключ к успеху лежит отнюдь не в том, чтобы сказать какую-то шутку, которая рассмешит зрителей, потому что аудитория поймёт, что ты играешь. Необходимо знать своего персонажа настолько, что шутки будут рождаться сами собой и исходить уже не от тебя, а от твоего персонажа, в зависимости от ситуации. Никто не делает это лучше, чем Вуди».
  • Как и Таллахасси, Вичита планирует идти своей дорогой, хотя и в одну сторону с её напарницей Литл-Рок. Поэтому, когда Коламбус делает ей предложение (выбрав для этого кольцо с алмазом Хоупа, конечно), Вичита в панике бежит, так и не дав ответа. «Её ужасает сама мысль о супружестве, хотя других людей на планете, похоже, не осталось», – говорит Айзенберг. Перед своим побегом Вичита оставляет прощальную записку. А вот это больно. «Вичита всё ещё стремится жить сама по себе несмотря на то, что десять лет прожила в импровизированной семье, и у неё отношения с Коламбусом», – говорит Стоун. Впрочем, вскоре Вичита вынуждена вернуться в Белый Дом. Дело в том, что её драгоценная Литл-Рок сбежала с каким-то хиппи по имени Беркли…, оставив прощальную записку. Такое в семьях случается.
  • Литл-Рок отчаянно стремится вырваться из опостылевшей семьи хоть к чёрту на куличики, что, собственно, свойственно девушкам её возраста. «Литл-Рок, наверное, изменилась больше остальных персонажей, как и я в реальной жизни, – говорит Эбигейл Бреслин. – Мы повзрослели, юношество осталось в прошлом. В Литл-Рок проснулся бунтарский дух – ей хочется выходить наружу и найти себе парня, а в Zомбилэнде, как вы понимаете, выбор невелик. Поэтому она стремится вырваться из клетки, которую заботливо сплёл вокруг неё Таллахасси. Сколь трогательными ни были бы их отношения, она больше не хочет быть его маленькой девочкой, и ему это, конечно, не нравится».
  • После того, как пути Вичиты и Литл-Рок разошлись, Вичита возвращается в Белый Дом, и её ожидает не вполне приятный сюрприз. Жизнь быстротечна в Zомбилэнде (ровно настолько же, насколько внезапна смерть). Ничего удивительного в том, что Коламбус снова влюбился после её отъезда. Сам он не искал новых отношений. Но однажды они с Таллахасси столкнулись с харизматичной Мэдисон (Зои Дойч), и Коламбус подумал: «А что? Почему бы и нет?» «Моя героиня жила в холодильнике торгового центра, и ограничила свой арсенал ногтями и крокетным молоточком, – рассказывает Дойч о новом персонаже франшизы – красотке Мэдисон. – Несмотря на это, ей удалось как-то пережить десять лет апокалипсиса, что, несомненно, говорит в её пользу. Так что я с пеной у рта буду защищать Мэдисон и её навыки выживания. Она представляет некий лучик света в тёмном царстве. Она в восторге от правил Коламбуса, и у неё есть несколько своих – на этой почве молодые люди и сходятся. Конечно, её правила звучат немного иначе, скажем «Круг души» или «Энергия сути» или «8 важнейших поз йоги», но, как бы то ни было, это – правила выживания».
  • Фляйшер находил некоторое сходство между новым увлечением Коламбусаи Пэрис Хилтон. «Она обожает розовый цвет в выборе одежды и постоянно мажет руки кремом, что само по себе смешно, – говорит Стоун. – Зои Дойч была поразительна в этой роли и иногда настолько смешной, что это превращалось в проблему – мы с трудом могли сдерживать смех и не испортить дубль». Группа отправляется в Грейсленд на поиски Литл-Рок, но, добравшись до места, друзья видят, что поместье Элвиса разрушено. Упавший духом Таллахасси довозит друзей до мотеля HoundDog, который тоже обставлен в стиле Элвиса. Мотелем заправляет Невада (Розарио Доусон). Она – идеальная пара для Таллахасси, такая же отчаянная фанатка Элвиса, упрямая, самоуверенная и смертельно опасная. «Я предполагаю, что Невада – очень независимая и волевая женщина, – говорит о своей героине Доусон. – Она хорошо вооружена и не рассчитывает ни на кого, кроме самой себя. С таким человеком не страшно оказаться в любой переделке, потому что она не просто выживает, а получает от этого наслаждение. В Таллахасси она находит родственную душу, поскольку он тоже не привык отступать перед трудностями».
  • Коламбус примеряет синие замшевые туфли [BlueSuedeShoes], которые ему оказываются впору (к великому разочарованию Таллахасси). В этот момент снаружи слышится рёв мотора, и мы видим, как огромный монстр-трак наезжает передними колёсами на «Зверя». Из машины появляются Альбукерке (Люк Уилсон) и Флагстаф (Томас Миддлдитч), которые как две капли воды похожи на Таллахасси и Коламбуса. Вообще, в первом варианте сценария фильма персонажей звали настоящими именами Харрельсона и Айзенберга, что стало поводом для множества шуток на съёмочной площадке. «Джесси и Томас были похожи, словно смотрелись друг на друга в зеркало, особенно после того, как визажисты поработали над причёской Томаса, – говорит Верник. – У Люка был точно такой же, как и у Таллахасси, техасский акцент, и вообще он удивительно точно копировал Вуди. Они оба были в хорошей физической форме и казались опытными героями, так что трудно было понять, кто чей двойник». «Мы решили, что будет забавно, интересно и вполне правдоподобно ввести в сюжет улучшенные версии Таллахасси и Коламбуса», – добавляет Риз. Фляйшер отмечает, что идея с двойниками стала одной из его любимых в фильме: «Флагстаф ещё умнее и осторожнее Коламбуса, а Альбукерке круче и отчаяннее Таллахасси. Когда эта четвёрка встречается, конфликта не избежать». Так и происходит. Таллахасси и Альбукерке сразу невзлюбили друг друга, а Коламбус и Флагстаф, хоть и похожи друг на друга, но тоже не питают друг к другу тёплых дружеских чувств. Первое, что делают «понаехавшие», – рушат весь свод Правил. В буквальном смысле. «У Флагстафа куда более продуманный список правил, которые он называет Директивами, чем Правила Коламбуса, – говорит Айзенберг. – Скажем, в списке моего героя первое правило «Будь в форме». Для Флагстафа это, кажется, 29-я директива и звучит она «Упражнения, стимулирующие сердечно-сосудистую активность». Даже графика его Директив лучше, чем графика моих Правил. Это замечательная находка сценаристов».
  • По сценарию, героя Уилсона ожидал укус заражьmmённого и превращение в зомби. Следствием этого становится эпическая бойня в мотеле HoundDog. «Было очень приятно поработать с Томасом, потому что я дружу с Майком Джаджем, создателем сериала «Силиконовая долина», – говорит Уилсон. – Томас никогда прежде не снимался в экшене, да и мой опыт ограничивался одной единственной сценой автомобильной погони, так что у нас была, что называется, разведка боем. Фильм получился очень крутым. Будь я в восьмом классе, обязательно пошёл бы на такой фильм с друзьями пятничным вечером, чтобы оторваться по полной программе».
  • Миддлдитч был готов к испытаниям, связанным с ролью: «Этот фильм снимал тот же оператор, который работал на съёмках картины “”Олдбой”! Вы только вдумайтесь! Вспомните самую крутую батальную сцену в истории кинематографа. А теперь вычеркните её. С ней всё. Это уже вчерашний день, потому что величайшая батальная сцена появится на экранах кинотеатров в 2019 году в сиквеле франшизы. Вся сцена – это один полномасштабный башнесносный экшн!» Тем временем Литл-Рок, разумеется, и близко не была к мотелю HoundDog. Беркли отвозит её в коммуну хиппи под названием Вавилон. Поэтому главные герои отправляются туда, чтобы вызволить подругу из цепких рук пацифистов. «Беркли напоминает странствующего менестреля, псевдохиппи, соблазняющего девушек и доставляющего их в Вавилон, – рассказывает Эван Джогиа. – Он курит травку и пользуется словечками типа «намасте» .Он пацифист, в отличие от Таллахасси. Вообще странно, что вопреки всем законам логики он остался в живых. Я, признаться, не понимаю, как это у него получилось».
  • Учитывая появление новых персонажей вкупе с полюбившимся зрителям квартетом, сиквел сохраняет атмосферу оригинального фильма, но при этом предлагает аудитории новую линию повествования. «Говорят, что фильм снимают три раза: во время работы над сценарием, в производственный период и во время монтажа, – говорит Фляйшер. – К счастью, у нас не было недостатка в качественном материале, из которого было, что выбирать. В конце концов, фильм может быть на редкость смешным и динамичным. Но если зритель не будет переживать за героев, популярной картина так и не станет».
  • Руководитель отдела по специальному гриму Тони Гарднер не новичок в создании зомби. Он разрабатывал образ живых мертвецов для первого фильма, и вполне логично было бы предположить, что ему доверят создание усовершенствованных зомби. «Наши зомби в оригинальном фильме были «украшены» мерзким сочетанием слюны, желчи и рвоты, – говорит Гарднер. – Они, конечно, эволюционировали, но по-прежнему остались отвратительными созданиями, которые у зрителей могут вызвать только неконтролируемый ужас». «Вернуться к этой работе спустя десять лет и увидеть, что наши наработки до сих пор работают, – это ни с чем не сравнимое ощущение, – продолжает гримёр. – Работу над новым дизайном мы начали с того, без чего не обойдётся ни один зомби: с багровых лиц, влажной кожи, глаз навыкате и обилия чёрной крови. После этого мы перешли к эволюционной классификации зомби, разделив их на четыре категории: Гомер. Этот зомби наглядно демонстрирует вред от ожирения. Он медлителен и туп, как дерево, поэтому и прощается со своей загробной жизнью самыми страшными способами. «Гомер жаждет крови и напрочь лишён инстинкта самосохранения, просто тупой зомби», – рассказывает Верник. Гарднер воспринял имя Гомер буквально, добавив жёлтой краски в цвет кожи и несколько волосинок на голову, зачёсанных в смешной пробор. Хокинг. Обращённый человек разумный, получил имя в честь Стивена Хокинга. Эти зомби самые умные и изобретательные. Скажем, они могут использовать сетчатку человеческого глаза для сканирования местности, и частенько им удаётся перехитрить людей. Хокинг может обыграть вас в скраббл, разработать приложение, которое выкачает все ваши деньги со счетов, после чего съесть вас на обед. Ниндзя. Скрытный зомби, способный появиться прямо из ниоткуда. У них отлично развиты рефлексы, ниндзя проворны и быстры. Они своеобразные олимпийские чемпионы в зомби-мире. Чтобы вывести сиквел на новый качественный уровень, кинематографисты решили продумать историю развития не только главных героев, но и зомби. Настолько зомби, живущие в постапокалиптичном мире, меняются? «Наши герои самосовершенствуются, но, увы, прогрессируют и зомби», – говорит Айзенберг. Четвёртый тип зомби – именно из таких. Т-800. Это самый страшный и самый продвинутый тип зомби из всех. Эти твари ужасны, безжалостны и неуязвимы для правила “Контрольный выстрел”. Их очень трудно убить, они продолжают оживать снова и снова. Это делает их не только более опасными, но и менее предсказуемыми. «Рубен хотел, чтобы Т-800 имели запоминающуюся внешность и выделялись в общей толпе обычных зомби, – говорит Гарднер. – Мы сделали красочные нарывы на коже и серьёзно поработали над цветом кожи, потому что большая часть сцен с Т-800 происходит ночью. В результате эти зомби получили белые вены и совершенно чёрные глаза, чтобы подчеркнуть, что в них больше животных инстинктов, чем человеческого сознания. Вообще, мы черпали вдохновение в экстерьере акул. Они выбирают то, что собираются съесть. Они сосредоточены и неудержимы, и у них совершенно чёрные глаза. При этом они столь же массивны и нерасторопны, как и другие зомби».
  • Впрочем, какой бы классификации ни были подвержены зомби, в фильме будут сцены, в которых мертвецы атакуют толпой. «Конечно, хотелось каждому из умерших придумать свою предысторию, но следовало помнить, что они должны были гармонично смотреться толпой, – рассказывает о своей дилемме дизайнер костюмов Кристин Вада. – К тому времени, когда мы заканчивали их одевать и наносили кровь на одежду и тело, они становились такими же, как и все другие зомби. Выделялась лишь текстура. И цвет. Главное наше правило заключалось в том, чтобы помнить – зомби должны бегать, а костюм не должен им в этом мешать!».
  • Когда речь заходит о дизайне, зрители фильмов франшизы могут ожидать только самого лучшего. И это куда больше, чем слюни, желчь и рвота вернувшихся с того света мертвецов. Тони Гарднер рассказывает: «Забавный факт: если вы превратитесь в зомби или если, скажем, у вас аллергия на какой-то продукт и вас вырвет, то невозможно не заметить, что пудинг в желудке смешивается с ванильным батончиком в идеально равномерную массу. Добавьте немного мёда или сиропа, чтобы придать массе густоты и сделать её липкой. Идеальный состав жидкости, вытекающей у зомби изо рта пока не выведен, но она должна беспрепятственно литься и из носа, и из ушей, и даже сочиться из глаз… Все на съёмочной площадке были одержимы так называемой «фальшивой кровью». Если бы мне представился шанс устанавливать правила, то первым было бы такое: всегда имей достаточный запас фальшивой крови. Когда раздавалась команда режиссёра, камера начинала снимать, все давили на баллончики и актёры, игравшие роли зомби, буквально захлёбывались этим сиропом. Фальшивой крови никогда не бывает много».
  • По словам художника-постановщика Мартина Уиста, никогда не бывает много и творчества в период постапокалипсиса. «У нас был перед глазами прецедент в виде первого фильма, который стал культурным феноменом своего времени, – говорит он, – и полная свобода творить постапокалиптичный мир таким, каким мы его видим, в котором живут зомби и наши замечательные персонажи». Можно ли представить себе лучшее место для реализации своих фантазий, чем Белый Дом? Вряд ли! «В начале фильма мы показываем, что четверо главных героев перебрались в Вашингтон, – рассказывает Фляйшер. – У Коламбуса есть теория: играй по-крупному или вали домой, поэтому они нашли самый большой дом, какой только можно себе представить – Белый Дом, и обосновались в нём. У них появилась уникальная возможность, которая реальна только в этом вымышленном мире».
  • Для начала декораторы воссоздали безжизненную копию Белого Дома. Однако требовалось создать в правительственной постройке атмосферу Zомбилэнда. Художники задались вопросом: как бы наши герои декорировали своё новое жилище? «Они бы, наверное, добавили какие-то элементы поп-культуры и какие-то личные вещи, – размышляет Уист. – Но как бы они жили? Чем занимались бы? Искать ответы на эти вопросы было очень интересно». В итоге стены Белого Дома украшены украденными полотнами Ван Гога и Кита Харинга. В различных комнатах появились различные элементы поп-культуры, без какого бы то ни было намёка на вкус. В спальне Линкольна появился постер «Надежда» художника Шепарда Фейри. Кроме того, Вичита попросила Таллахасси заклеить стикерами глаза Линкольна на портрете, чтобы президент «не видел», как они с Коламбусом шалят. Берлога самого Таллахасси в гараже была украшена легендарными спортивными наградами и символикой NASCAR. Уист продолжает: «Мы подключили наше воображение и сделали так, чтобы зрители воскликнули: «Да! Я бы сделал то же самое! Если бы я мог, я бы зашёл в Национальный музей воздухоплавания и астронавтики и стащил костюм, в котором Нил Армстронг гулял по Луне! То есть, а почему бы и нет?!
  • Главные герои перебираются в Грейсленд в поисках Литл-Рок, но поездка заканчивается в мотеле HoundDog, где содержания китча на квадратный метр зашкаливает. Таллахасси (и Невада, как впоследствии выясняется) фанатеет от Элвиса, поэтому недостатка в предметах, напоминающих о Короле, не будет. «Дизайнеры часто вынуждены учитывать события, которые будут происходить в той или иной сцене, и расставлять предметы не по фэншуй, а в соответствии с хореографией актёров, – объясняет Уист. – Украшать мотель HoundDog мы начали с фигуры Элвиса с гитарой в руках. Нам очень повезло достать многие предметы, связанные с Элвисом и замечательным временем в истории американской – середины XX века». Коламбус и Таллахасси прогуливаются по мотелю и видят синие замшевые туфли, те самые, из знаменитой песни Престли. Коламбусу они приходятся в самый раз к невероятной зависти Таллахасси. «У нас была резиновая копия гитары Элвиса, которой можно было драться, – вспоминает реквизитор Дэн Милоевич об эпичной баталии между Невадой, тремя из четырёх главных героев и их двойниками. – Это было очень весело». Ваде, работавшей над гардеробами, пришлось найти компанию, которая шила костюмы по заказу самого Короля. «Нам нужна была точная копия костюма Aloha, который носил Элвис, – рассказывает Вада. – Вуди любит натуральные ткани, поэтому я спросила, можно ли сделать костюм не из полиэстера, а из шерсти, точь-в-точь как оригинальный костюм». Костюм сшили, и он сидел на Харрельсоне идеально. Это было волшебное превращение.
  • Дизайнеры стремились найти баланс между вегетарианством Харрельсона и кровожадностью Таллахасси. «Каждая деталь в костюме Вуди, каждый его персональный выбор является свидетельством той или иной черты характера, – убеждён реквизитор Дэн Милоевич. – Сложность состояла в том, чтобы подобрать аксессуары, которые бы работали и для его персонажа. Если человек пьёт виски, мы берём воду и подкрашиваем её карамельным сиропом. Мы обсуждали этот вопрос с личным поваром Вуди и провели тщательное исследование. В конечном итоге мы нашли настойку из чаги настолько тёмную, что по цвету она напоминала крепкий кофе. Мы взяли этот настой, пропустили его раз десять через кофейный фильтр и добились прозрачности, приближенной к воде – Вуди остался доволен. В другой сцене Вуди нужно было проглотить аспирин. Мы размололи репу и сделали пластины, из которых впоследствии я вырезал кусочки в форме таблетки. Вуди особенно понравилось то, что было слышно, как «таблетка» разламывается, когда он её жевал». К сожалению, Таллахасси пришлось оставить Королевский рай позади, поскольку он с друзьями направился в идиллическую коммуну Вавилон, куда коварный ловелас Беркли затащил Литл-Рок. «Нам было настолько же интересно работать над Вавилоном, насколько и над Белым Домом, – утверждает Уист. – Вот уж где можно было творить в своё удовольствие».
  • Для создания Вавилона кинематографистам пришлось выстроить две самые крупные декорации. Крышу Вавилона создали на натурной площадке студии Pinewood, а форт, окружающий Вавилон, выстроили на территории заброшенного отеля в Атланте. «Мы стремились создать место, которое совершенно не ожидаешь увидеть в разгар зомби-апокалипсиса, – говорит Уист. – Мы хотели показать, что коммуна наслаждается жизнью на крыше, и что у них есть всё, что душе угодно». В коммуне действует запрет на огнестрельное оружие – перед воротами находится плавильня, в которой оружие переплавляют в незамысловатые ювелирные украшения. Пройдя пост охраны, оказываешься в какой-то волшебной стране, в настоящем раю.
  • По словам Фляйшера, декораторы черпали вдохновение в фильме “Горящий человек”. Ваде пришлось поработать над костюмами жителей коммуны. Её вдохновляли различные фестивали, при этом она не чуралась модных стереотипов:«Мне хотелось, чтобы жители были похожи на нелепых хипстеров 2009 года, фанатов группы Phish, завсегдатаев фестиваля Coachella и хиппи озера Сильвер. Словом, ярко выраженные представители весьма своеобразной культурной прослойки». «Это такая коммуна псевдо нео-хиппи, хипстерская утопия, – вторит коллеге Уист. – У них есть всё, что нужно, так что они убивают время, играя в сокс и куря травку, а почему бы и нет?» Вавилон был обнесён по периметру множеством грузовых контейнеров. Снаружи они казались старыми и ржавыми и представляли собой весьма грустное зрелище. Зато с внутренней стороны эта импровизированная стена была украшена красочными граффити. «Мы воодушевили всю съёмочную группу подключить своё воображение и что-нибудь нарисовать на этой стене, – вспоминает Уист. – Это было очень весело». «Хиппи Вавилона выбрали пацифизм и выживают, избегая визуальных контактов с зомби, – говорит Фляйшер. – Именно так им удаётся сохранить небольшой уголок рая во время всеобщего зомби-апокалипсиса. Во всяком случае до тех пор, пока не появляются T-800-е, которые без труда преодолевают защиту Вавилона. Эволюционировавшие зомби умеют забираться на отвесные стены и башни. Словом, в определённый момент политика пацифизма теряет свою актуальность».
  • Эпичная финальная битва людей и зомби превращает миролюбивую утопию в поле кровавой бойни. Такое преображение было возможно не только благодаря таланту и усилиям художников, но и технических специалистов. По словам Фляйшера, супервайзер по визуальным эффектам Пол Линден приложил немало сил на создание незабываемой атмосферы Zомбилэнда. Место за камерой на съёмках фильма Фляйшер предложил занять подлинному мастеру своего дела Чону Джон-хуну. «Я фанат его творчества, – признаётся режиссёр. – Я смотрел все его фильмы, начиная с корейской версии “Олдбоя”. Мне хотелось поработать с человеком, который бы хорошо разбирался в боевиках, в динамичных сценах, знал толк в красочной картинке. Чон – один из тех уникальных и талантливейших операторов, которые делают каждый кадр стильным. Он смог сохранить атмосферу первого фильма, но при этом создать нечто новое и необычное».